Ольга (o_berezinskaya) wrote,
Ольга
o_berezinskaya

в тени гения

В этом году у меня такое удивительное переживание - я очень сочувствую судьбам жен великих писателей, которых давно уж нет. Вчера посмотрели в театре Маяковского "Русский роман" - о сложных взаимоотношениях Софьи Андреевны и Льва Толстого - и прямо до слёз. Очень хорошо лег, потому что на неделе дочитала "Бегство из рая" Павла Басинского.





В какой-то момент, читая книгу, мне даже не по себе стало оттого, как глубоко автор погружает в личные отношения мужа и жены, тогда как вообще все это не мое дело. Вот это на самом деле жальче всего - что всё стало достоянием общественности. Интимное, сокровенное вынесено на суд любого. Ну, и приходится составлять впечатление в силу своего разумения. Мне кажется, в последние годы (может, пару десятков лет) Софья Андреевна действительно тронулась умом, но разве она виновата?

Психологи, наверное, могут сказать, какие последствия могут быть, когда с юности отказываешься от самое себя, и живешь только семейными интересами столько лет. Она просто потеряла свою идентичность. Муж да дети, дети да муж. Духовный переворот Толстого пришелся на время, когда у них было 9 детей. Она не могла разделить его идеи насчет опроститься, все раздать, жить за счет своего физического труда, и он почувствовал себя страшно одиноким. Нашел людей, близких по духу, и потом уже страшно одинокой чувствовала себя она, и ее формальная власть в доме, наводненном чужими враждебными людьми, мало что ей давала на душевном уровне. Дети - ненадежный стержень для опоры, они разлетаются из семейного гнезда, у них свои жизни, свои взгляды.

Вся эта история с передачей интимных дневников третьим лицам - для увековечивания в поколениях - это, на мой взгляд, предательство со стороны Льва Николаевича. Конечно, это все страшный удар по психике, и так неустойчивой, она так старалась эти дневники вернуть.

Вторая история, которая меня глубоко тронула, во многом перекликается с этой - роман Ольги Ивинской и Бориса Пастернака.



Прообраз Лары из "Доктора Живаго", адресат всего цикла стихов главного героя, она отбывала в лагерях за эту связь 4 года, в то время как он писал книгу. Когда ее арестовали и держали несколько месяцев в подвалах Лубянки, она потеряла ребенка от Пастернака на шестом месяце - последнего ребенка, которого могла иметь, ей было 37, а когда она вернулась из колонии - уже 41. Он посвятил ее образу роман, но сам все эти годы жил с женой, и хотел эти отношения на стороне завершить - думал, Ивинская вернется другой, страшной, шутка ли 4 года в разлуке, в лагерях. Она вернулась похудевшей, помолодевшей, загоревшей от физической работы под палящим солнцем, и их любовь продолжилась вплоть до его смерти, до ее 50-ти. А потом ее опять посадили на 4 года (вот так хрущевская оттепель!). Он так и не женился на ней, хотя жил на два дома. Считал, что это ошибка была - разводиться с первой женой и жениться на второй, и не хотел ее повторять, боялся, наверное, с одной стороны, что-то разрушить в романтических отношениях, с другой, - обидеть Зинаиду, которая так ему служила. Но 8 лет лишения свободы за любовь - это совсем жестоко (дочь Ивинской, которую Пастернак любил чуть ли не больше своих детей, тоже 2 года отсидела). Он не защитил их своей фамилией, но если б знал, что их ждет, все могло быть по-другому. Как и в случае с Толстым - все окружение писателя было настроено против этой женщины. Я прочла ее воспоминания "Годы с Пастернаком и без", и мне чисто по-человечески ее очень жаль, история их отношений длилась 14 лет, и там была большая любовь.

И Ивинская, и Софья Андреевна не были допущены к любимому мужчине в дни, предшествовавшие его смерти. Обе они ходили под домом, как воровки. В обоих случаях мужчины могли попросить пригласить женщин, но они не стали. Как мне кажется, Пастернак - не хотел, чтоб Ольга видела его в таком виде (у него был рак крови), хотел остаться в ее памяти молодцом. А Толстой - ну просто намучался, боялся, да и не знал, что она рядом, думал - в Ясной.

В апреле ездили в Переделкино, зашли на кладбище, стали искать могилу Пастернака. Указателей там нет, дорожек особо тоже, охранник на наш вопрос неопределенно махнул рукой в направлении. Мы заблудились. Ваня - умный, стал настраивать gps, а я пошла наобум и наткнулась на могилу Ивинской. Наверное, есть какие-то законы. Ее памятник - затерян среди чужих, совсем далеко от его. Как будто она не имеет никакого отношения. Хотя и первая, и вторая жена захоронены рядом с ним на широкой площадке. Такие вот истории, но совершенно определенно - на каком-то уровне эти женщины знали, на что шли, это их выбор, их судьба, и наверное, то счастье, что у них было, многое окупало. Мой взгляд, что в личных отношениях вина и заслуги обеих сторон равные, а людской суд - совершенно излишен.

Tags: books, искусство, мысли, театр
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments