Ольга (o_berezinskaya) wrote,
Ольга
o_berezinskaya

Встреча с Юрием Норштейном: правила жизни, советы про почитать-посмотреть

Мне хотелось бы, чтоб я сидела у окна и смотрела на снег и голубое небо (наконец оно с нами!), лениво листала книгу, пробегая глазами страницы, а все, что я хочу написать, - появилось бы само - по велению души. И потом не было никакого разочарования, что время потрачено, безвозвратно упущено, а это никому не надо.

И все-таки есть желание сохранить. Беспорядочные выписки со встречи с Юрием Норштейном, о которой я узнала благодаря жж (спасибо жж!)

 photo yuri_norstein_zps2732a00c.jpg

Я всё же начну с главного. "Шинель" он продолжает снимать и надеется закончить. Когда я спросила его об этом, он ответил и так объяснил причину заминки:

"Я ничего не хочу брать у этой страны. Ни копейки не взял у Министерства Культуры". Из его слов выходит, что приходится как-то еще и зарабатывать, и в частности двухтомник "Снег на траве" служит этой цели. Томы увесистые, книга - кладезь, очень качественная и интересная, сейчас в продаже уже второе издание. Так что, покупая ее, вы фактически финансируете деятельность лучшего отечественного мультипликатора (в студии она дешевле, чем в магазинах http://norshteyn.ru/modules.php?name=Books&page=1). Хотелось сообщить эту информацию.

А еще он потрясающе интересно и долго рассказывал истории, отвечая на мой вопрос о страшных сказках. Я сказала, что во втором классе всем ученикам на День рождения дарили книжечки "Семена добра", и когда я начала свою осваивать - у меня волосы дыбом на голове стали. Там такие страшные народные сказки! А потом я слышала объяснение, что раньше детей готовили таким образом к тяготам взрослой жизни.

Норштейн отвечал, что да, раньше жизнь была суровая, особенно у крестьянских детей, которые сызмальства видели всякое. Потом сказки стали адаптироваться. Но страшные сказки все равно нужны. Человек, выросший на инфантильных сказках со счастливым концом, на одном только гламуре, обречен очень страдать в жизни. Иногда нужен шок. Попутно рассказывал историю (он всегда рассказывает очень интересные истории, но все пересказать - невозможно).

Не помню, на кого Норштейн ссылался. Дед воевал в Китае, был генералом и как-то привез в свой дом две бесценные старинные вазы. Вся семья сдувала с них пылинки, дед отличался суровым нравом. И вот, по закону жанра, однажды, когда дед был в походе, маленький внук случайно разбил одну вазу и тут же стал заикаться. Ничего не помогало - мальчик стал настоящим заикой и со страхом ждал приезда деда и его реакции. Когда дед приехал и узнал о произошедшем, он крикнул громовым голосом: "Чтоб мой внук заикался из-за какой-то вазы!" и хряпнул вторую бесценную вещицу о пол. Шок подействовал - мальчик тут же вылечился.



В искусстве для детей необходима правда (справедливость) и победа счастья.

Искусство развивает сочувствие.

Страшные сказки нужны, вопрос в том, как подать...

Так работает терапия. Греки понимали - там посещать театр было обязанностью, а за пропуск штрафовали.

Самое сложное - бороться с собой, когда ставишь себе высокую задачу.

Мультипликатор - кропотливая, нудная, довольно отвратительная работа.

Зажатые условия возбуждают мысль.

Любой творческий человек должен выходить за свою профессию и чем шире он выходит, тем точнее выполняет свою задачу.

Без живописного содержания сюжет теряет сущность.

Начал водить свою внучку в Третьяковскую галерею, когда той исполнилось 10 лет. Сначала показывал Венецианова. Работа, где сидит крестьянка с ребенком - гениальная. Кроме прочего, там помост "срезает" старуху, которая стоит за помостом - невероятно смелый шаг для художника. Павел Федотов - из жанра вышел в "гоголевское пространство". "Анкор" и "Игроки" - выход в космос (мозг не справился с этой лавиной чувств - художник впоследствии сошел с ума). "Боярыня Морозова" Сурикова. Смотреть также на эскизах - лицо у Морозовой зеленое, потому что она жила долгое время в темнице без солнечного света.

До картин доходил своим умом. Долго смотрел и кое-что читал.

В иконах, как и в детской живописи работает обратная перспектива. На одно картине может быть настоящее, будущее и прошлое. Ушаков ввел светские принципы в иконе, Александр Бенуа назвал его "убийцей иконы". Когда светская живопись соединилась с иконописной, получился антихудожественный результат. И потом Васнецов и последователи писали уже в новом стиле.

Что Суворов чувствовал, когда давил Пугачевский бунт?

Слово не переходит в изображение по прямому пути.

Никуда не поступил, но приходил в пустую библиотеку и читал допоздна. Иоанн Виннельман "Эстетика", двухтомник "Лев Толстой об искусстве и литературе" (был под большим впечатлением).

Сначала говорили: неуч, у тебя никогда ничего не выйдет. Потом повернули ровно обратной стороной: видишь, человек не учился, а чего достиг.

Про свой мультфильм "Лиса и заяц" - фильм об оскорбленном чувстве. Скоро запретят наверное. Там петух трубку курит, режиссер Хитрук единственный распознал сталина в формулировке "А мы (Сталин все время употреблял мы) ее прогоним". Если уж Виннипух - это категория 12+ из-за того, что Пятачок из ружья пробкой стреляет и попадает Винни в зад...

Законы драматургии - от обратного. Если большой и страшный медведь - дать ему в руки веночек, пусть плетет.

Если не прочитал несколько сильных строк - день прошел зря.

Когда работал в большой студии - "десятки соударений в день" с коллегами. Это рождало творческую атмосферу. У Экзюпери есть это - перекличка между людьми, простые ценности.

В мультипликации очень важна искренность, открытое состояние.

Советы и новые знания

В пантомиме самый блестящий мастер - Марсель Марсо. Он работает в пустом пространстве. Но вот он с кем-то разговаривает, и вы понимаете, что он разговаривает с дамой, и она ему нравится. Вот он подносит ко рту пирожное и вы ясно видите, что это кекс.

Чаплин: каждое предыдущее действие - основа для следующего.

Борис Раушенбах - замечательные тексты об иконах.

Модильяни - нулевое пространство, линия - подныривает под пространство.

Очень советует посмотреть мультипликатора Николая Серебрякова - "Клубок", "Не в шляпе счастье".

Борис Шергин - гениальный северный сказочник. Музыка речи (то, что не ценится и очень быстро уходит, когда люди из глубинки переезжают в большие города)

Роман Кочанов "Варежка", "Чебурашка и крокодил Гена"

Эйзенштейн "Броненосец Потемкин" - никто не превзошел. Открыл "лестницу", "вертикальный монтаж", которые потом использовал Тарковский и Иоселиани, которые критиковали Эйзенштейна.

Тарковский: фильм - это ваяние времени
Tags: interesting, жизнь, искусство, культурные мероприятия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments