Ольга (o_berezinskaya) wrote,
Ольга
o_berezinskaya

"Годы с Пастернаком и без него", фрагмент

Первая встреча Бориса Пастернака с Ольгой Ивинской в 1946, описанная ею самою. Ивинская станет прототипом Лары в Докторе Живаго, и отправится на 4 года в лагеря за эту связь, которая продолжится и после лагерей. А тогда она работала заведующим отделом в редакции "Нового мира", куда вдруг зашел Б.Л.

Пошел колкий и мелкий октябрьский снег. Я куталась в свою довоенную беличью шубу. В комнате было холодно.
Б.Л. наклонился над моей рукой и спросил, какие его книги у меня есть. А у меня был только один большой сборник, на котором рукой литературного критика еще «щербинских» времен Бориса Соловьева было написано: «Люсе от Бориса, но не любимого, не автора этой книги…»
И я ответила Борису Леонидовичу, что у меня есть лишь одна книга.
Он удивился:
— Ну я вам достану, хотя книги почти все розданы! Я сейчас занимаюсь переводами, стихов своих почти не пишу. Работаю над Шекспиром. И знаете, задумал роман в прозе, но еще не знаю, во что он выльется. Хочется побродить по старой Москве, которую вы уже не помните, об искусстве поговорить, подумать.
И, помню, слегка смущенно добавил:
— Как это интересно, что у меня еще остались поклонницы.
Предвиденье, безусловно, существует, и не просто обещанием каких-то больших перемен — я была просто потрясена предчувствием, пронизавшим меня взглядом моего бога.
Это был такой требовательный, такой оценивающий, такой мужской взгляд, что ошибиться было невозможно: пришел человек, единственно необходимый мне, тот самый человек, который, собственно, уже был со мною. И это потрясающее чудо.
Вернулась я домой в страшном смятении.
А дома были мама и дети: семилетняя Ирочка и пухлый кудрявый мальчик Митя. За спиной уже было столько ужасов: самоубийство Ириного отца — Ивана Васильевича Емельянова, смерть моего второго мужа — Александра Петровича Виноградова — на моих руках в больнице.
Было уже мамино неожиданное трехлетнее тюремное заключение (что-то кому-то сказала о Сталине). Было много увлечений и разочарований.
И все это теперь, вероятно, было нужно для того, чтобы ясней осознать единственно важное и непреложное на свете: вот пришел живым и реальным волшебник из далеких шестнадцати лет.
Tags: books
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • два города

    Это просто удивительно - попадаешь в другой город, как в другую жизнь, без пересечений с предыдущей. Атмосфера места захватывает полностью. В Москве…

  • Криковские подвалы под Кишиневом

    Развиртуализовалась с двоюродной тетей из Калифорнии, с которой несколько лет поддерживаем связь по скайпу или в фейсбуке, а теперь ее племянница,…

  • Петр Гуляр "Забытое королевство"

    Из всей книги Петра Гуляра, которая стала одной из любимых, о жизни в китайском городке Лицзян во второй четверти двадцатого века чаще всего мне…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments