Ольга (o_berezinskaya) wrote,
Ольга
o_berezinskaya

цена победы

А еще хотелось бы сохранить из интервью режиссера Александра Сокурова (спасибо Ларе за наводку):

Сокуров: ... Везде одно и то же – угасание среды, тех средств, которые собирает население, которое рассказывает, просвещает людей, помогает разобраться в каких-то вопросах, в том числе исторических. Собирает, консолидирует людей вокруг идей или событий. К сожалению, в Петербурге ситуация такая.

Дзядко: ... вообще каждое событие сегодняшнего дня, так или иначе, в риторике, в словах сразу увязывается с событиями 50-60-70-летней давности, зачастую с Великой Отечественной войной. Неужели через это этой самой консолидации не идет? Ведь кажется для того, чтобы консолидация вокруг Великой Отечественной войны была, очень много делается властями или это не удается?

Сокуров: Мне кажется, не удается, потому что есть определенные противоречия, заключающиеся в том, что цена победы слишком велика. Она настолько велика, что уже начинаешь думать о том, не слишком ли мы отягощены этой победой. Мы от этой цены, человеческих жизней, которыми мы заплатили, до сих пор не можем оправиться, до сих пор не можем встать на ноги, в голове не можем навести порядок.

Все же надо понимать, что не бывает таких политических деятелей, которые могли бы осмыслить историю. Это невозможно. С актуальной современной историей нельзя быть адекватным, нельзя ее понимать.

История существует вне зависимости от людей, человек только толкает эту тележку, и она покатилась сама. Куда она покатилась, во что она упрется – никто не знает. Люди не в состоянии ни управлять, ни предвидеть историю, частично от того, что они не хотят этого делать. И если мы в состоянии размышлять и думать о том, что хотя бы за спиной у нас, а не то, что впереди, это будет совершенный тупик. Мы – страна, где нет сил ни моральных, ни политических, ни интеллектуальных для того, чтобы разобраться со своей историей. Мы из одной проблемы политэкономической, классовой переходим в другую.

За время существования моей родины, моего отечества, где я живу, взять какой-то участок жизни, где я был бы более-менее разумным, я ни одного года не помню без войны. Закончилась Великая Отечественная война, а потом пошло эхо – одно, другое, третье. Мы даже не в состоянии оказались осмыслить сталинский период. Мы ничего не можем.

Дзядко: А осмысление истории каким образом должно происходить? Должен выйти президент или начальник архива, или спикер Государственной Думы, или 150 человек снизу, наоборот, и начать об этом вести дискуссию на главной площади страны? Понимаете, что я превращаю это в некий фарс, но, тем не менее, как это должно происходить? В школах на уроках? В университетах на лекциях? В стенах государственных учреждений?

Сокуров: Через смягчение нравов, через тотальную просветительскую работу, через жесткое соблюдение всех конституционных норм, через отделения церкви и всех конфессий, которые есть от государства. Россия должна быть светским государством, и только тогда она сможет обрести свою стабильность и разумность. Наша проблема – в цепочке непрерывно совершающихся неразумных действий. Все превращается в клубок через политизацию, все превратилось в узлы, которые страшно развязывать. Надо дать возможность, чтобы работал весь механизм просвещения и смягчения нравов, ни в коем случае не давать возможности проявлять озлобленность, политическую или историческую агрессию, чего у нас более чем достаточно.

Вот эта социальная, политическая агрессия – это один из страшных признаков сегодняшней жизни российского общества. Посмотрите, что происходит на Кавказе, нам оттуда все время кто-то грозит. Все время грозит Кадыров: то один у него враг, то другой, то одного он убьет, то другого изобьет до смерти. Это звучит публично и открыто – что это такое? О каком осмыслении жизни и истории, о какой направленности людей на созидательную жизнь народа может идти речь, если мы со всех сторон слышим эти угрозы?

Дзядко: Согласитесь, что некая риторика, она существует не в безвоздушном пространстве. Этим самым обществом риторика очень поддерживаема, и общество очень восприимчиво именно к подобному уровню разговора.

Сокуров: Естественно, потому что это очень низкий уровень социального и общественного сознания, отсутствие общественной разумности, осмысления и правды по поводу того, кто мы, что мы. Надо взять пример с немцев. Надо признаться, что у нас за спиной колоссальные ошибки, проблемы, неизжитые пороки. Это абсолютно необходимо, надо об этом говорить с народом.
Tags: politics, social
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments