Ольга (o_berezinskaya) wrote,
Ольга
o_berezinskaya

Музей Гулага

Что-то произошло тонкое и интересное. Не знаю точно когда - когда я взяла первый индивидуальный урок пластики, или чуть раньше - когда я всё рассчитала и вдруг решила брать эти уроки. Для решения о чем-то регулярном всегда нужна изрядная доля мужества. Я всё оправдала спиной - работа Насти, дочери нашего педагога, мне всегда очень нравилась. Тонкие мышцы в районе лопаток оживают и напоминают о себе, осанка меняется, чувствуешь свой организм...

Интересным оказалось то, что не только внутреннее чувство обострилось, но и внешнее восприятие. В эту неделю - много нового.

Сегодня возвращалась через центр и уставилась в указатель "Музей Гулага". Видела его уже десяток раз, но только в этот - у меня вдруг что-то щелкнуло (это прямо тут, через дорогу? есть время, с вечера не ела, нет фотоаппарата с собой, но есть импульс). И пошла. Оказалось, третье воскресенье месяца - свободный вход. Быстро насобиралась группа для экскурсии.

И вот теперь под впечатлением. Долгие годы я закрывала глаза, не хотела портить настроение и читать об этом. Видимо, время пришло - от прошлого не убежишь.

Музей маленький - Петровка, 16. Очень советую брать экскурсовода - ему платят 800 рублей, группа до 10 человек. Самим смотреть было бы совсем не так интересно.

Лично мне все это помогает познать народ... Как я понимаю, мои предки жили на Западе страны. В пределах пятого поколения самое восточное место поселения - Тула. Может, поэтому у меня плохой контакт с массами - у нас в семье по сути не было репрессий, не было лагерей и даже война прямых предков пощадила.

Я спросила в конце у экскурсовода: а народ знал о том, что происходит в селе, например? (по этой теме мне врезались в память страницы из послевоенных дневников Ольги Берггольц). А экскурсовод Маргарита Абрамовна так интересно ответила: не хотели знать. Не смотрели туда.

И этот ответ, эта историческая привычка "выживания" - меньше знать, меньше вникать и не участвовать - объясняет мне, что происходит с людьми сейчас. Тот же механизм включился. И вообще чем больше смотришь на то, что было тогда и то, что не отрефлексировано, не проговорено, тем больше понимаешь невозможность европейского пути для нации сейчас.

Во вторник Константин Райкин в программе "Своим голосом" о том же сказал. Просто перечислил первых русских поэтов двадцатого века: застрелился, повесился, повесилась, сгинул в лагере, расстрелян... Говорит: и никто не покаялся. Ведь это ненормально. И это первые, лучшие...

Вот пока не покаемся, наверное, так и будем как страна ходить по кругу.
Карта лагерей из музея.
 photo 43A04300440044204300_zpsa4356bd9.jpg

PS Рассказ интересный от Сергея Пархоменко на эту тему https://www.facebook.com/serguei.parkhomenko/posts/10204925811694493
Tags: politics, social, жизнь, культурные мероприятия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments